Впечатления после выставки «Мир камня» в июне 2013г.

 

     Россия на протяжение всей своей истории отличалась невероятной политизированностью сознания своих сограждан. Это значит, что в обществе всегда процветал Эзопов язык, и каждая мелочь содержала в себе несколько пластов смысла. В частности, в облике россиянина не могло быть просто декоративных пятен, любая подробность что-нибудь говорила о человеке на своем языке.
     Такая многоречивость была связана так же и с тем, что вплоть до 1990-х годов каждый российский гражданин не мог одеться так, как он хотел, не испытывая на себе давления государства. И в царской, и в императорской, и в советской России власть всегда влезала в гардероб гражданина, запрещая одно и разрешая другое, вплоть до длины волос и цвета ногтей.
     Когда после отмены крепостного права впервые появились в большом количестве мужчины-нигилисты и женщины-эмансипе; они бросали вызов правительству тем, что носили на улице темные очки, мужчины не стригли волос, а женщины - наоборот предпочитали вместо кос короткую стрижку. И главное – и те, и другие не чистили ногтей. Для тогдашнего министра внутренних дел щеголя Валуева клочковатые волосы, нестриженная борода и грязные ногти были очевидным признаком неблагонадежности человека. Ибо законопослушные граждане всегда были комильфо. Впоследствии внешние приметы неблагонадежности менялись, не то, что по ним определялся характер политических воззрений человека, вошло к нам в плоть и кровь.
     И мы, как и прежде, встречались с незнакомым человеком, узнаем его по манере одеваться и носить те или иные аксессуары. В огромной мере это относится и к выбору ювелирных украшений. И если, выбирая драгоценности, человек хочет, чтобы общество воспринимало его так или иначе, он должен очень серьезно формировать свою «малахитовую шкатулку».
    Люди, представляющие серьезные официальные организации, которые нуждаются в безоговорочном доверии клиентов, к примеру, банкиры, могут носить в деловой обстановке исключительно официальные «казенные» украшения. Это безусловно изделия с некрупными бриллиантами в желтом золоте, которое не режет глаз своей необычностью и характеризует своего хозяина как человека предсказуемого, без чего невозможны ни бизнес, ни коммерция. 
     Некрупные украшения в желтом золоте подойдут мелким чиновникам и работникам офисов, например, представителям турфирм и рекламных компаний – они также должны быть предсказуемы.
     Другое дело, если речь идет о людях искусства, от которых как раз ждут нестандартного мышления. Досуг делового человека в относительно тесном кругу также позволяет расслабиться. И тогда можно приобрести вещи, сделанные на гребне моды.
     Что же модно сегодня, на чем останавливается глаз?
     В современной одежде уже давно зарекомендовал себя, и даже поднадоел, ассиметричный стиль. Но в ювелирных украшениях он еще не исчерпан. Речь, к примеру, может идти о серьгах разной формы – в одном ухе маленькая, в другом – с подвеской. Мастера все еще не рискуют создавать такие, хотя спрос на них более десяти лет, и щеголихи сами конструируют комплекты из разных пар серег, что, конечно, сродни «самопошиву». 
     Уже прижились украшения, совмещающие в себе не сочетаемые материалы: например, серебряная подвеска или кулон на каучуковом шнурке. Совсем недавно такие вещи носила только продвинутая молодежь. Сегодня, если речь идет не о подвеске, вырезанной из консервной банки, а, например. о серебряном китайском иероглифе (очень модный аксессуар вкупе с серьгами, каждая из которых представляет собой разный иероглиф) или об оправленном (обязательно оправленном), куске коралла, агата, яшмы, то такие украшения могут носить и вполне взрослые женщины.
    Только, конечно, не на голое тело, а на свитер с высоким воротником или ткань.
    Здесь еще масса неиспользованных возможностей. Ибо подобные «каучуки» сами могут быть произведением искусства, и плетеные, и разноцветные, и фигурные (но в стиле подвески). Они могут входить в состав украшений - перформансов, которые как-то демонстрировали дизайнеры Буйко, когда одна и та же вещь годилась и как мужской галстук, и как женский пояс, и как браслет на предплечье. Но, кажется, даже Конан-Дойл в начале хх в. Описывал более сложные конструкции, например, брошь, которая может превратится в браслет. А из браслета в то время многие журналы рекомендовали делать эффектное украшение в прическу. Иногда хочется, чтобы браслет можно было надеть при случае на тонкую шейку, как жесткий хомут – теперь ведь часто используются резиновые лески, правда только для жемчуга, перламутра и дерева.
     На нашей выставке произвели впечатление новые типы ожерелий из бусин. Например, скрученное из нескольких нитей жемчужное ожерелье, к которому прицеплена крупная перламутровая подвеска с резьбой. Или яшмовые бусы в несколько рядов, которые на груди скреплены пряжкой или брошью из того же камня. В основном, такие украшения сделаны в строгом согласии с симметрией. Но могут быть и ассиметричные, тогда пряжка будет напоминать модный в 19 в. Фермуар (застежка), который обычно сдвигали к левому плечу, как на портретах великой княгини Елены Павловны.
     Очень мало на выставке браслетов, если это только не привычная связка бус для запястья. Нет браслетов в металлической оправе, как жестких, так и подвижных с замочком, которых было много в 1960-х – 1970-х гг. и которые великолепны к зимнему свитеру. Это так сказать социальный заказ, пока еще не выполненный. Несколько лет назад в моде появились украшения, выполненные в стиле «мульти-колор», сочетание красок в которых привело бы в экстаз Чехова: он не выносил рядом розовое с зеленым. Но сегодня такие украшения уже давно вошли в ювелирный обиход, иногда даже воспринимаются как вчерашний день. Но все равно отражают нашу потребность в смешении цветов (правда, такие украшения не годятся для офиса). Поэтому остаются на пике моды изделия с камнями, совмещающими в себе несколько красок – турмалин (его возможности далеко не исчерпаны), флюорит (это могут быть не только полуклассические бусы) и всевозможные павлиньи переливы – вроде лабрадора.
     Еще 15 лет назад мне приходилось сталкиваться в Москве, в семье корифеев Малого театра, с суеверным страхом перед невероятной красоты лиловым лабрадором в кольце червонного золота. Сегодня, кажется, никто не боится носить лабрадор, как и адуляр. На очереди более дорогой опал, который  до сих пор в забвении, и нет на него очередного Николая 1, который вернул его когда-то к моде в середине 19 в. Сегодня надо сознаться: мы незнаем опала и очень много от этого теряем.
     Кроме того, хочется больше изделий, сочетающих в себе камни с кожей, камни с деревом (прошлым летом в продаже были очень милые воротнички из фисташкового бисера с янтарем, сегодня их уже нет, а жаль!), камни с мехом (попробовала было фирма  Женави в браслетах, но и все.) Должны бы появиться и новые типы украшений, например, на основе древнерусских воротников-ожерелий: камни на ткани. Как-то на «выставке» были плетеные жилетки с янтарем. Но это может быть и перламутр, и жемчуг (легкие материалы), и всевозможные шапочки-сетки в стиле Ренессанса. Хорошо бы, если бы эти вещи можно было бы варьировать в носке: шапочка бы превращалась в воротник, жилетка в пояс. И т.д.
     Вообще использование традиций прошлого всегда плодотворно. Очень эффектно на нашей выставке выглядели изделия из мятой бронзы с камнями, как будто их достали из скифского кургана(стенд 88). Великолепные серьги, даже брошки, но нет браслетов – а они просто напрашиваются. Очень интересны работы, представленные на 87 стенде: вещи из рога, инкрустированные перламутром, и из рога с крупными вставками непрозрачных камней. Ведь вспомним, что среди украшений царя Алексея Михайловича было колечко, выточенное из коралла и в него вставлены рубины. В 19 в.также описывали дорогие вещи, в которых коралл выполнял роль металла, а в него вправляли драгоценные камни. Что-то похожее может быть использовано и сегодня. Ведь нынешний покупатель – не тот, что десять лет назад. Он готов сегодня выложить за украшения гораздо более крупные суммы. Он уже привык тратиться на украшения.
     Вообще выставки «Мир камня» невероятно расширили наши представления о минералогии. И потому сегодня хочется в праздничных украшениях видеть неожиданные сочетания разных камней, когда один выполняет роль оправы, а другой – вставки.
     Отдельно хочется сказать о камне в интерьере. Это новая тема, здесь масса возможностей. Огромным успехом пользуются картины ,сделанные из пластин рисунчатых агатов и яшмы. Но это могут быть и не только классические прямоугольники, а всевозможные медальоны на стены. На рубеже 18-19 вв. очень любили стенные камеи – они были ,кстати, в апартаментах Елизаветы Алексеевны, супруги будущего императора Александра 1.
     Вообще связь времен, новое как хорошо забытое старое и старые решения в новых материалах – весьма перспективная линия в развитии прикладного искусства.

                                              Забозлаева Татьяна Борисовна -член  Союза  писателей России